ФЭНДОМ


Легенда об ызаргахПравить

В прежние времена правили Кэртианой четыре бога, и были у каждого из них бессмертные спутники-астэры, питавшиеся божественной силой. Случалось астэрам принимать человеческий облик и дарить любовь смертным, все равно мужчинам ли, женщинам. Такие союзы продлевали жизнь людям, но оставались бесплодными. Но однажды случилось, что две змеехвостые найери покусились на запретное, воспылав любовью к Повелителю Волн Унду. Долго скрывали они свою любовь, но однажды привел Унд в свои чертоги смертную женщину. Тяжела и печальна была ее участь, но забыла она свои горести в объятиях зеленоглазого Повелителя Волн, обретя вечную молодость и великую любовь.


Но решили найери, что они, бессмертные, имеют больше прав на любовь Унда, чем его подруга, и пришли они к богу и сказали: «Мы прекрасны, возьми нас», но Унд рассмеялся, одарил их жемчугами и велел уходить. Найери ушли, но замыслили обман. Бросили они жребий и одной досталось идти к Унду, а другой к подруге его. Обернулась первая женщиной, стали ее волосы черными, как ночь, а глаза синими, как вечернее небо. Приняла вторая облик Унда, каким видела его возлюбленная. Посмотрели обманщицы друг на друга и решили, что не разоблачить их.


Настал вечер и явилась к подруге Унда найери в своем истинном обличии и сказала, что ждет ее Повелитель в мраморном гроте на берегу моря. Женщина поверила и пошла туда, где ее ждали. Тяжким и холодным показалось ей тело возлюбленного, и не испытала она радости, только боль, но в сердце ее была любовь и лгала она и поцелуями, и словами, и стонами, чтобы не опечалить Унда. Истинный же Повелитель Волн нашел в своих чертогах обманщицу и поверил ей, ибо любовь ее была непритворной. Любовь, но не облик, ибо в миг наивысшего наслаждения забыла найери о своем теле и стала тем, кем была создана. Обманщица призналась в обмане умолчав о сообщнице и о том, что не только бог был обманут. Нашел Унд свою возлюбленную на берегу и увидел, что в глаза ее вернулась тоска. На все расспросы та отвечала, что счастлива, но Унд чуял ложь. Найери же приняли облик подруги Унда и молодого охотника и занялись любовью там, где увидел их лебедь, но ничего не рассказал лебедь богу своему, чтоб не печалить его. И тогда обманщики проделали то же на глазах у коня, пса и ласточки, и сказал пес повелителю своему Литу, что обманывает Унда его возлюбленная и рассказал Лит брату, а брат поверил, так как видел тоску и страх в глазах любимой.


Дал совет Лит брату своему наказать обманщицу. Не за измену, за ложь. Веселый Анэм дал совет за неверность заплатить неверностью и забыть. Дал совет и Астрап – позвать женщину и спросить ее, и поверить, чтоб она ни сказала. Выслушал Унд братьев и поступил по-своему. Позвал он свою подругу и сказал ей, что отпускает ее, и что вольна она любить, кого хочет и что не возьмет он у нее ничего из даров своих. И самым страшным даром стала для нее вечная жизнь и вечная любовь.


Днями и ночами сидела возлюбленная Унда у источника и смотрела на льющуюся воду, а зловредные найери вновь пришли к Унду и предложили себя, чтоб развеять свою тоску, но он прогнал их. И тогда двое отвергнутых решили погубить ту, которую любит бог. Приняла одна из них облик Унда, а вторая облик женщины, и пришли они вдвоем к источнику. Многое они сказали, мешая правду с ложью, а потом принявший облик Унда велел женщине исполнить все прихоти той, кого она считала соперницей. Переполнилась чаша горечи, и подруга Унда взмолилась братьям Повелителя Волн, моля избавить ее от мучений. Услышали ее Астрап, Лит и Анэм, но явился лишь Астрап и увидел вместо брата найери и все понял. И найери все поняли, и все рассказали. Лишь одно осталось тайной: кто из двоих был с женщиной, а кто с Ундом, так как каждая говорила про другую, но одна лгала.


Нахмурился Астрап и зарыдали обманщицы, умоляя сохранить им жизнь. Согласился Астрап. Пуще-прежнего закричали найери, умоляя не отдавать их на суд Унда. И это обещал бог Молний. Тогда преступницы попросили сохранить им их естество, сразу и женское и мужское. И вновь кивнул златокудрый Астрап. Воспрянули духом найери и попросили не лишать их волос.


- Так и будет, - произнес Астрап и засмеялся. И стало так, как они просили, и как решил Владыка Молний. Сохранили обманщицы и жизнь, и естество свое, и волосы, и оказались в сухих степях, только не радовались они тому. А с чего радоваться, если ты не самец, не самка, а ызарг змеевидный и кишеть тебе и потомству твоему вечно, рвать друг друга на куски, питаться падалью, спариваться, как попало, и даже волос не помыть, так как воды днем с огнем не сыщешь.

Ну а добрый Астрап, зашвырнув виновных к отрогом Разрубленного Змея подхватил возлюбленную брата в седло и отвез на берег морской к Унду. Сразу или нет, история умалчивает.